+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Дочь бьет мать куда обращаться

Меня бьет сын: насилие детей над родителями — что делать

Дочь бьет мать куда обращаться

Начало читайте здесь.

— Меня бьет сын, — с таким признанием одна соседка пришла к другой.

Две женщины, которые давно дружили, были объединены одной бедой. Они помогали, выхаживали друг друга, когда одна из них лежала с поломанными ребрами или рукой, а то и с сотрясением. Они не работали на опасной работе. Не болели тяжелыми болезнями. У них было одно горе на двоих — насилие детей над родителями.

Жизнь стала невыносимой. Ожидать, что ситуация рассосется сама по себе? Есть ли смысл в этом терпении? Принесет ли это положительные плоды? Все точно обоснованные ответы на вопросы можно получить на тренинге Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Поговорим подробнее.

Взрослая дочь бьет мать: что делать

Все громче звучит набат в обществе, в СМИ о проблеме насилия в семьях. Но чаще говорят о побоях несовершеннолетних, о том, что супруги поднимают руку друг на друга.

Если произошел такой случай — есть специальные службы, телефоны доверия, пункты, куда может обратиться пострадавший подросток, избитая жена.

Для них найдется кров, и для оказания помощи подключатся социальные работники и правоохранительные службы.

Но если произошло насилие детей над родителями — куда идти, к кому обращаться? Нет у нас таких уполномоченных, кто бы занимался этой проблемой. Бесперспективно. Кому эти старики нужны…
— Меня бьет сын, что делать? — плачет одна из женщин.
— Взрослая дочь бьет мать, — со слезами вторит другая.

О том, что существует насилие над родителями в семье, говорить не принято, об этом стараются умалчивать. Стыдно поделиться даже с родственниками. Вряд ли кто-то поддержит. Скорее, осудят, что сама виновата, вырастила на свою голову, плохо воспитала. «Вот теперь и получай, что заслужила».

Нестерпимая моральная боль прибавляется к физической. Тот, кому отдавал всю свою жизнь, — твое дитя! — теперь пытается ее отнять у тебя.

Какой выход из ситуации? Не вызывать же полицию? «Какой бы он ни был, но он мой ребенок, жалко его».

Почему родителей ненавидят собственные дети

Обе женщины замечательные матери, добрые, любящие. Последние 35 лет они жили рядом, по соседству. Вместе растили детей. Воспитывали не хуже других. Одна — вдова, работала на двух работах, чтобы у сына все было. У второй дочь росла в полной семье, была младшей, балованной.

Дети всегда обуты, одеты, сыты. Конечно, иногда получали ремнем, не без того. Но ведь хотелось хороших, честных людей воспитать. Для них же старались. Такими и выросли — они не пьют, наркотики не принимают, хорошая работа. Тем более удивительно, что добропорядочные граждане творят такое зло.

— Меня бьет взрослый сын, — такое признание можно услышать от многих женщин.

Юрий Бурлан на тренинге Системно-векторная психология раскрывает, что именно люди с анальным вектором способны причинять телесные повреждения. От природы это самые заботливые дочери и сыновья. Самые порядочные, честные, добродушные.

С детства крепко привязаны к матери. Нуждаются в родительском одобрении, стараются быть лучшими, чтобы родители похвалили. Для них мама — святая.

Это люди, которые обладают великолепной памятью. Они привязаны к прошлому. Прекрасно помнят свое детство. И только они способны обижаться, помнить обиды и нести их через всю жизнь. Часто от них можно услышать, что брата или сестру мать любила больше.

Меня бьет сын: причины

Юрий Бурлан на тренинге Системно-векторная психология дает психологический портрет человека и объясняет, почему он совершает насилие над родителями.

Избиение отца или матери есть не что иное, как желание получить разрядку, вымещая свою боль и обиды. Человек не от радости бросается с кулаками на родных. Он сам кричит и воет от боли!

Те самые любящие, замечательные родители, конечно же, тоже от большой любви воспитывали ремнем свое чадо. Они не понимали, что являются для малыша единственным гарантом защищенности и безопасности.

Когда родители незаслуженно обижают сына или дочь, кричат или бьют — тем самым останавливают ребенка в его психическом развитии. Он не успевает развиться до лучших качеств, заложенных в него природой. И становится такой ребенок во взрослой жизни жестоким садистом.

Бывает, мама мало уделяет времени. Она приходит поздно с работы, уставшая, надо еще приготовить еду, убрать, постирать. А ребенку хочется поиграть, поговорить. Ему не хватает маминого тепла и участия.

Потом вырастает и говорит: «Недодала, недолюбила». Зафиксированные обиды из детства растут, обрастают новыми. Кто-то всю жизнь не может простить родителей и упрекает. А кто-то начинает мстить.

Например, известного диктора советских времен Валентину Леонтьеву, которая вела любимые детские передачи «В гостях у сказки», «Спокойной ночи, малыши», бил взрослый сын. Он мстил матери за то, что для миллионов детей она была любимой тетей Валей, в то время как он страдал от одиночества и мечтал побыть рядом с мамой.

Нельзя оставлять все на самотек

Прошлое изменить невозможно, даже если понимаете, где наделали ошибок. Необходимо разобраться прямо сейчас: когда уже взрослый сын бьет мать — что делать.

Если чувствуете, что есть шанс наладить отношения, попробуйте поговорить со взрослым ребенком по душам. Попросите рассказать, почему сын так себя ведет. Выслушайте внимательно, не перебивайте, не оправдывайтесь. Дайте высказать все в максимально спокойной и доброжелательной обстановке. Пожалейте свое дитя. Попытайтесь понять, как ему плохо.

Подберите нужные слова, вы же лучше всех знаете его слабые места и привычки. Поддержите и скажите, как любите его. Не сдерживайте ваших чувств. Если вы решились на этот разговор, пусть он получится искренним.

Но если вы прошли через многократные, жестокие избиения — нужно звонить во все колокола. Многие родители, подвергшиеся насилию от своих детей, продолжают скрывать и терпеть в надежде, что все образуется.

Вы скажете, обратиться в полицию — это крайняя мера. Необходимо четко понять, что побои не прекратятся, только будут идти по возрастающей. Однажды «палач» не сможет остановиться и завершит свое дело.

Вы можете в душе оправдать и простить свое дитя, но не становиться жертвой. За себя непременно нужно постоять. Ваш сын или ваша дочь уже взрослые люди и должны по закону отвечать за свое поведение.

Сын бьет мать: что делать

На этот вопрос вы получите точные и конкретные советы на бесплатном онлайн-тренинге Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Сможете разобраться в глубинных причинах насилия над родителями в семье, выровнять собственные состояния, чтобы перестать быть жертвой.

Научитесь понимать своих детей и выстраивать эмоциональные связи таким образом, чтобы стать самыми близкими и дорогими людьми.

У вас есть отличный шанс снова стать счастливой единой семьей. Самое главное, вы сможете коренным образом изменить свою жизнь в лучшую сторону.

На бесплатный онлайн-тренинг Системно-векторная психология Юрия Бурлана регистрируйтесь по ссылке.

Автор Виктория Семибратская

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Поделитесь этим с другими:

Источник: http://xn----7sbfghublmqkebkluk6dzkk.xn--p1ai/sistemno-vektornaja-psihologija-jurija-burlana/menya-bet-syn-nasilie-detej-nad-roditelyami-chto-delat/

«Я боюсь своего сына». Родители о том, как их дети стали неуправляемыми подростками, готовыми даже убить

Дочь бьет мать куда обращаться

Радио «Свабода» попыталось разобраться, почему обычные с виду дети превращаются не только в неуправляемых подростков, но и в настоящих монстров, готовых убивать родных и близких.

«Был такой хороший ребенок, а потом его как будто подменили», – говорит Людмила, чей несовершеннолетний сын отбывает длительное наказание в Бобруйской детской колонии.

В 15 лет парень жестоко избил своего друга, который стал калекой на всю жизнь. Во время следствия в разговоре с детским психологом сказал, что поступил так, потому что просто хотел так сделать. Избивать ему было приятно. Никакой жалости к пострадавшему нет. Раскаяния тоже.

Людмила – тот редкий случай, когда мать видит в поступке сына и свою с отцом вину. Говорит, что проявления жестокости у мальчика начали наблюдаться лет в 13-14. Тогда сын быстро вырос сантиметров на 20, физически окреп.

Однажды пришел домой пьяный. Родители стали воспитывать, кричать, а сын в ответ поднял на них руку и начал их избивать. В доме стоял крик, но соседи не вмешивались. Их квартира была не единственной, где скандалила семья.

Рассказывать кому-то об этом и других подобных случаях Людмиле с мужем было стыдно, обращаться в милицию – тем более. Идти с матерью к психологу подросток категорически отказывался.

Успокаивало то, что вспышки гнева у парня случались нечасто. Внешне он выглядел хорошим и вежливым, в школе учился хорошо. Если следователи после ареста подростка опрашивали соседей об обстоятельствах в семье, те все как один говорили: образцовые родители, много работают, сынок ухоженный, живут хорошо, в семье все есть – машина, дача…

«Мы с мужем в молодости жили бедно, – говорит Людмила. – Когда появился сын, поставили перед собой цель, чтобы тот никогда не знал, что такое нищета. Работали по 24 часа в сутки. Разумеется, уставали, нередко скандалили между собой из-за денег. В присутствии сына – а тот плакал и просил, чтобы мы остановились. Ему совсем другое было нужно».

«Я остаюсь одна с этим монстром»

Тюремные психологи, которые работают сейчас с осужденным подросткoм, называют его состояние психическим расстройством личности.

По отечественной клинической классификации это не болезнь, а болезненные изменения характера. Ключевые симптомы – неспособность раскаиваться, выполнять социальные нормы, склонность к обману.

Такие дети не поддаются «общим правилам», и у них свои понятия о том, что такое хорошо или плохо. Они могут жестоко избить другого человека (чаще всего ровесника или младшего) только потому, что тот отказал им в чем-то или сделал что-то такое, что им не нравится. Специалисты говорят, что таких детей в последнее время становится все больше.

Еще одна история, о которой на форуме радио «Свабода» в качестве отклика на публикацию о недавней трагедии в Слониме сообщила мать 16-летнего парня.

«В последнее время с сыном происходит то, что нормальные люди не воспринимают. Он ненавидит всю семью. Мы, домашние, для него твари, не достойные жить на земле.

Младшего брата с ним оставить нереально. Это заканчивается кровью. То нос разбит, то голова, то синяк. В 10-м классе его выгнали из школы за долгие прогулы. Пошел в училище – и оттуда выгнали через месяц.

О том, чтобы пойти работать, и слушать не хочет. Просто сидит дома. Спать ложится в 5 утра, просыпается в 5 вечера. Если не спит, то смотрит телевизор или сидит в интернете. Входить в его комнату категорически запрещено. У него своя отдельная посуда, которую он держит в комнате. Ест там же. Дверь запирает.

Ему буквально все обязаны – давать деньги, одевать по моде и вообще обеспечивать всем необходимым.

Более-менее тихо он ведет себя при отце, но того постоянно нет дома, работает много. Я остаюсь одна с этим монстром и боюсь даже представить, что будет, когда он вырастет. Понимаю, что надо что-то делать, но не знаю что. Чем дальше, тем хуже. Ведь он может избить нас вообще. При этом он не курит, не выпивает, не наркоман, и друзья у него все внешне нормальные ребята», – пишет женщина.

Ирина из города на юге Беларуси говорит, что тоже боится своего сына. Ее Саше нет и 14 лет. В таком возрасте даже за самые тяжкие правонарушения не бывает уголовной ответственности. Его не отдадут под суд, не направят в спецучилище для проблемных подростков, а тем более в детскую колонию. Он остается в семье.

«Я боюсь и за себя, и за дочь, – говорит Ирина. – Саша не раз угрожал нам, что убьет. Меня, например, бил ногой в живот. Крутил руки, пальцы.

Я переживаю, что в лучшем случае он попадет за решетку, а в худшем его однажды найдут убитым. В школу он почти не ходит, а если там появляется, то для того, чтобы в очередной раз кого-то обидеть.

Кто-то дал ему баллончик, он поджег его спичкой и сжег маленькому мальчику волосы. Он никак не реагирует на замечания. Только смеется.

Может забрать у нас деньги. Когда спрашиваю у него: “Зачем, у тебя же все есть?” – слышу ответ: “Мы с пацанами хотели что-то купить”. Возможно, это наркотики. Однажды он уже пришел домой утром, неизвестно где проведя ночь, в наркотическом состоянии, с расширенными зрачками. Вел себя очень странно – сам с собой разговаривал, сам себе смеялся. Я боюсь и за него, и за нас».

Как говорит Ирина, в своих многочисленных походах на комиссии по делам несовершеннолетних она слышала о самых разных случаях с «трудными подростками»: вот 14-летний подросток изнасиловал 11-летнего мальчика, вот группа девушек такого же возраста цинично и жестоко расправилась с бывшими подругами за то, что те «посмели» их обидеть. Избивали руками и ногами, плевали в лицо, заставляли есть землю, имитировать половые акты. А пытки животных – это для милиции уже вообще рутина.

В соседней России звучат предложения, чтобы снизить возраст судебной ответственности. Ирина ничего хорошего в этом не видит – в стране не создана система исправления и реабилитации детей, совершивших преступления.

«Даже если и снизить этот критерий и посадить всех малолетних правонарушителей за решетку, это не решит проблему. Такие дети только станут заложниками тюремной системы и не смогут уже никогда вернуться к нормальной жизни».

Такие подростки – в «наручниках» синдрома брошенного человека

Активистка одной из неправительственных чернобыльских инициатив на юге Германии Сюзанна Вильд недавно приезжала в Беларусь с группой тех, кто принимает у себя дома на каникулах белорусских детей.

По первому образованию Сюзанна социальный педагог. В Германии долго работала с трудными подростками. Теми, кто ведет себя агрессивно, делает что-то противозаконное, хулиганит, ворует, грабит. Не раз в рамках благотворительной чернобыльской программы принимала на каникулах не самых «легких» белорусских детей из загрязненных радиацией местностей.

«По сути, трудные подростки во всем мире очень похожи между собой психологически, – говорит Сюзанна. – Все они оказались в “наручниках” синдрома брошенного человека, живут в состоянии тревоги, постепенно становятся замкнутыми, подозрительными. Переживания отражаются на лице: чаще всего у них очень грустные глаза».

Понятие «синдром брошенного» впервые использовал К. Г. Юнг. Психологи и социальные педагоги из разных стран часто его вспоминают, когда речь идет о жестоких преступлениях, совершенных детьми и подростками.

Разумеется, не все дети из неблагополучных семей становятся преступниками, однако практически все несовершеннолетние, совершившие преступления, так или иначе имели проблемы в семье. Если исчезают отношения с близкими людьми, хотя физически они рядом, когда ребенок не слышит любви от тех, кого сам любит, то чувствует опустошение и боль утраты.

В отличие от Беларуси, в Германии существует ювенальная юстиция – сеть учреждений и организаций, которые совместно, на основе соответствующих законов и процессуальных норм работают с несовершеннолетними правонарушителями.

Воспитание таких детей курируется ведомством по делам молодежи Югендамт. Немецкие дети по закону имеют право на воспитание без насилия. Наносить им телесные повреждения, психические травмы, унижать человеческое достоинство запрещено.

Еще один принципиальный момент, на который реагирует Югендамт, – родители не должны оставлять ребенка надолго без присмотра, чтобы тот случайно не покалечился. Сигналы даже о малейшем нарушении этих норм, а тем более о скандалах в семьях поступают в Югендамт обычно от соседей.

Сюзанна Вильд говорит: чтобы выяснить, в каких обстоятельствах живет ребенок или подросток, ее коллеги общаются с учителями и одноклассниками, с родителями. Ведомство становится своего рода опекуном для ребенка.

Сюзанна Вильд: «Если закон нарушает подросток до 14 лет, то он не может попасть за решетку. Тем не менее, если это проблемный подросток и его действия могут быть опасными для других, его могут направить в учреждение типа детского дома.

Это обычно маленькие здания, рассчитанные на небольшую группу детей. Кроме социальных педагогов, с такими детьми работают психологи и медики.

Поскольку дети чаще всего из неблагополучных семей, их учат тем элементарным жизненным вещам, которых они не узнали у себя дома.

Например, самим готовить для себя и группы семейный завтрак, вместе есть и обсуждать, например, результаты прошедшего дня или вещи, которые их волнуют».

В работе с такими подростками, которые часто имеют психологические травмы, используется «педагогика переживаний»: специалисты стараются поднять у подростка уровень эмпатии.

Как показывает практика, этому очень способствуют групповые походы в лес, выезды на природу на велосипедах. Несколько дней подростки живут в палатках, учатся обслуживать себя в условиях намного более сложных, чем в городе.

Кстати, подобные подходы также встречались и в программах немецкого отдыха чернобыльских детей, среди которых были девочки и мальчики из неблагополучных семей, воспитанники интернатов и детских домов. Многие из них впервые в жизни праздновали дни рождения за убранным самими же красивым столом, выезжали вместе со взрослыми на пикники на природу, делали на выходные походы на велосипедах и лодках.

По словам Вильд, все это повышает в глазах подростка собственную самооценку и самосознание – то, чего таким детям чаще всего не хватает: «Один из главных принципов немецкой социальной педагогики – ни один человек не должен быть утрачен».

Источник: https://citydog.by/post/padletki/

Подросток требует лишить родительских прав собственную мать

Дочь бьет мать куда обращаться

В суде подмосковного города Железнодорожного прошло первое заседание по делу Жени Родионовой. 15-летняя девочка утверждает, что мать избивала ее несколько лет, и хочет лишить ту (случай в общем-то беспрецедентный, обычно об этом ходатайствуют органы опеки) родительских прав. Мать же обвиняет дочь во лжи.

Вывезла в лес и начала душить

Удивителен не сам по себе факт, что дочь пошла против матери – подростки склонны к протестному поведению, – а то, как 15-летняя Женя Родионова это делает: грамотно и настойчиво. Чтобы привлечь к себе внимание, она завела в инстаграме аккаунт, где рассказывает свою историю, сама обращается в ведомства.

Женя не производит впечатление жертвы: говорит уверенно, не плачет. Сейчас девочка живет в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Горизонт».

– Это рай! Здесь меня хотя бы не бьют, – радостно говорит Женя по телефону.

Жизнь в реабилитационном центре девочка называет раем

До 10 лет она жила в городе Сердобске Пензенской области с бабушкой и дедушкой. Отца Женя никогда не видела, а ее мать работала в Подмосковье и в Сердобске бывала наездами. Уже тогда, по словам девочки, она поднимала на нее руку.

– Она била меня у себя на квартире и дважды вывозила наказывать в лес, – вспоминает Женя. – Когда мне было восемь лет, мать подарила мне ноутбук. Ей показалось, что я его сломала, она вывезла меня на своей машине в лес, привязала к березе и начала душить.

Дедушка и бабушка, по словам Жени, догадывались, что Елена проявляет жестокость к их внучке, но боялись связываться с родной дочерью.

– Дедушка умер после того, как она спустила его с лестницы, – рассказывает Женя. – Бабушка однажды пыталась за меня заступиться, но после того, как мать ее оттолкнула со всей силы, не решается.

Последняя капля – капля молока

В 2015 году Елена Родионова сошлась с Валерием Трубиным и забрала дочь из Сердобска. Как поясняет Женя, «для создания полной семьи и эмоциональной привязанности этого мужчины», «в качестве инструмента его удержания». Они трое жили в Ревякино Тульской области на съемной квартире, и все было относительно неплохо. Но в 2016 году Валерий ушел от Елены.

– Мать поняла, что рядом нет никого, кто мог бы контролировать ее отношение ко мне, что можно снять маску хорошей матери, – рассказывает Женя. – Однажды она велела мне повесить капроновые колготки на вешалку, а когда вернулась, сказала, что я повесила их на недостаточную высоту. Она избила меня шнуром от компьютера. У меня были жуткие кровоподтеки.

Женя дала об этом знать бывшему отчиму. Тот обратился в органы опеки, девочку осмотрела в школе медсестра, и с представителями школы Женя поехала в полицию. На ее мать завели уголовное дело по статье 116 УК «Побои».

Женя жила все это время с матерью, и та заставляла ее постоянно менять показания, велела обвинить в домогательствах Валерия Трубина. Правда, эти обвинения быстро рассыпались.

Суд признал Елену виновной, назначил штраф 7000 рублей и 1 год условно.

Мать обвиняла дочь, что она ее чуть не посадила, а Женя потеряла веру в то, что ее защитят от матери. Первое время Елена Родионова, по словам Жени, не била ее – над ней висел год тюрьмы, – а потом снова начался домашний ад.

– Последней каплей стала капля молока, – рассказывает Женя. – 6 сентября прошлого года она разбудила меня в четыре утра, потому что у холодильника ночью я пролила немного молока и не заметила. Схватила за волосы, ткнула в молоко и отхлестала ремнем. Потом заперла меня на ключ, чтобы я не могла пойти в школу, в тот день у нас был плановый медосмотр.

Женя говорит, что задумывалась о том, чтобы спрыгнуть с балкона. Но она взяла себя в руки и попросила подругу Машу, чтобы ее мама сходила с ней в опеку.

На следующий день она подготовила все документы, взяла 55 тысяч рублей (алименты), два телефона. Утром зашла в школу и позвонила матери – та требовала, чтобы дочь постоянно ей звонила.

После этого пошла к подруге, и вместе с ее мамой Гидаей они пришли в органы опеки. К их визиту отнеслись скептически.

– Одна женщина сказала, что и сама бьет своего ребенка, – рассказывает Женя.

Женю не стали изымать из семьи. Она обратилась в полицию и поставила полицейским ультиматум: или ее помещают в социальное учреждение, или она идет бомжевать. Подростка поместили в инфекционное отделение больницы.

– Мать порывалась со мной встретиться, я сидела в палате и не могла сходить в туалет от страха, – говорит Женя.

Прошла неделя в больнице без новостей. Женя дозвонилась в Министерство образования. На следующий день сотрудники органов опеки отвезли ее в реабилитационный центр и начали действовать: мать через суд хотят лишить родительских прав.

«Материнской любви я не видел»

Валерий Трубин рассказывает, что Елена Родионова не хотела с ним расставаться и шантажировала Женей: мол, девочка к нему привыкла.

На вопрос: «Могла ли Елена Родионова бить дочь?» – он отвечает: «Легко! Я видел ее синяки в 2016 году во всю ногу».

– При мне она (Родионова. – Ред.) не смела на нее поднимать руку. Но однажды ударила серьезно кулаком в лоб, за что – не помню, – рассказывает он. – Никакой материнской любви к Жене я не видел. Она – человек-манипулятор: если требуется кого-то склонить на свою сторону, она манипулирует тем, что она мать, у нее ребенок.

Трубин верит, что Женя говорит правду, и считает, что единственный способ помочь девочке, которая сейчас в отчаянии – «это слышно по ее голосу», – отобрать у матери.

Жене выражают недоверие

Если суд лишит Родионову родительских прав, Гидая Шведова, мама подруги Маши, готова взять Женю под опеку. Женя очень надеется на такой исход.

– Она нам уже как родная, мы с ней через столько всего прошли! – говорит Гидая.

Елена Родионова обвиняет Гидаю в том, что она повлияла на уход дочери, но, по словам Гидаи, до обращения в органы опеки она не общалась с Женей.

– В 2019 году дочь стала дружить с Женей и дозами рассказывать, что с ней происходит, – говорит Гидая. – О том, что мать разговаривает с ней матом, уничижительно, бьет.

Многое показалось Гидае странным. Например, дочь рассказывала, что мать заставляет Женю не спать ночью и играть с чрезмерно активным котом, чтобы тот мать не беспокоил, или запирает Женю дома на ключ, хотя ей надо в школу. Параллельно дочь расспрашивала, как помочь подруге.

– К сентябрю (к походу в опеку. – Ред.) я видела переписку Жени с матерью, в которой мать называла ее «быдлом». Это окончательно меня убедило, – говорит Гидая.

Она уверена, что сейчас Родионова ведет себя как враг Жени: написала на нее заявление в полицию (о краже вещей), запретила ей с кем-либо видеться в реабилитационном центре и покидать его. Но у чиновников веры больше ей, а не Жене. Потому что та подросток.

– Ей говорят: «Это твоя мать, ты выносишь сор из избы». Как быть ребенку, чтобы ему поверили? – говорит Гидая.

Наверное, как Жене – привлекать к себе общественное внимание, начинать свою борьбу.

Влияние третьих лиц

Елена Родионова не стала общаться с «Собеседником». На вопросы за нее ответил адвокат Роман Андрейченко. Он утверждает, что девочка все придумывает.

– Она попала под влияние третьих лиц – бывшего сожителя и матери подруги, – говорит Андрейченко. – Она создала инстаграм, где собирает денежные средства, ловит хайп.

Андрейченко называет истязание Жени в лесу матерью сюром и удивляется: почему Женя терпела истязания с 2016 года и никому не рассказывала? По мнению адвоката, матери и дочери нужно помириться.

– Весь сыр-бор из-за того, что они долго не жили вместе и у них есть конфликт интересов в быту, – говорит он.

Обе – и мать, и дочь – пройдут в рамках дела судебную психолого-педагогическую экспертизу. Она должна прояснить, что происходит в семье. Женя ждет окончания суда и больше всего боится возвращения к матери. Оно для нее смерти подобно.

Контрольный звонок

Типичное родительское насилие

В судебном процессе будет фигурировать адвокат Мари Давтян, которая занимается делами о домашнем насилии. Мы спросили ее, верит ли она Жене.

– Мне кажется, ее история очень достоверна. Есть определенные маркеры, по которым сразу видно, что человек говорит об обстоятельствах, которые с ним происходили. Здесь я вижу целостную картину, типичную для родительского насилия над детьми.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №02-2020 под заголовком «Дочки – нематери».

Источник: https://sobesednik.ru/obshchestvo/20200121-dochki-nemateri

Куда обращаться, если родители бьют ребенка

Дочь бьет мать куда обращаться

Избиение детей – явление распространенное, хотя и старательно скрываемое от посторонних глаз. Что делать, если мать, отчим издеваются над ребенком? Куда обращаться с информацией о жестоком обращении соседей с детьми? Что делать подростку, которого бьют дома? Ответы на эти вопросы вы найдете в нашей статье.

Родители избивают ребенка, что делать?

В России 40% тяжких насильственных преступлений совершаются в семьях. Страдают и дети. Их убивают, насилуют, избивают. Как правило, мучения ребенка и неадекватное поведение отцов и матерей заметны соседям, но не каждый из них знает, куда обратиться за помощью.

Уголовный кодекс не предусматривает ответственности за несообщение о случаях избиения детей в правоохранительные органы, это дело совести.

У неравнодушных людей есть масса способов защитить ребенка в рамках законодательства. Для этого даже нет необходимости вступать в прямой конфликт с обидчиками. Существуют структуры, которые обязаны обеспечить безопасность ребенка, узнав, что его бьют.

Куда обращаться, если соседи бьют ребенка?

Куда обратиться, если родители избивают детей, зависит от конкретной ситуации.

Если вы стали непосредственным свидетелем того, что родители жестоко бьют ребенка – звоните в полицию. По вызову приедет наряд. Сотрудники зафиксируют факт избиения и направят ребенка на медицинское освидетельствование.

По заключению судмедэксперта будет решено, к какому виду ответственности возможно привлечь жестоких родителей. В любом случае обязательно встанет вопрос о временной изоляции избитого ребенка и об ограничении преступников в родительских правах.

Не исключено дальнейшее лишение прав на детей в судебном порядке.

Чаще соседи не видят, что ребенка бьют, но информация об избиении просачиваться иначе, например:

  • в квартире соседей часто орут, скандалят, слышится плач ребенка;
  • ребенок появляется на улице изможденным, пугливым, на его теле видны ссадины и ушибы;
  • мать или законный представитель ребенка избегают разговоров о его психологическом и физическом состоянии;
  • об избиении ребенка матерью, отцом или отчимом, родственниками рассказывают другие дети, которые с ним знакомы;
  • о жестоком обращении родителей с детьми судачат другие соседи, не готовые обратиться куда-либо со своими подозрениями официально.

В случае когда достоверно неизвестно избивают ли ребенка родители, но необходимость проверки все же существует, следует обратиться:

  • к участковому полиции. Если работа участкового не вызывает доверия, можно направить заявление или записаться на прием в вышестоящую инстанцию;
  • в органы опеки и попечительства. Это орган, полномочия которого позволяют проводить соответствующие проверки, задействовать полицию, выходить с исками в суд;
  • в прокуратуру. Этот надзорный орган имеет наиболее широкие полномочия и возможности, в том числе он может проверить работу и сотрудников полиции, и работников органов опеки;
  • к уполномоченному по правам ребенка. Следует учитывать, что уполномоченному потребуется направлять запросы и требования проверок в полицию, опеку или в прокуратуру, а это займет время;

Популярным становится обращение за помощью в средства массовой информации. Однако, необходимо понимать, что одно дело общение с журналистом, другое дело открытое суждение, например, в соцсетях.

Из общественного защитника можно стать жертвой уголовного преследования.

Поэтому, куда бы вы ни надумали обратиться с заявлением о том, что бьют ребенка, проконсультируйтесь у юриста, чтобы избежать ошибок.

Что делать подростку, которого бьют дома?

Подростку, которого бьют дома, прежде всего следует поискать помощи в школе. Достаточно обратиться к любому педагогу, который вызывает доверие. Учитель, в свою очередь, самостоятельно обратится в органы опеки. Сотрудники проведут проверку и сообщат в полицию.

Довериться можно друзьям, которые расскажут своим родителям, дать знать родственникам, соседям – они решат, куда обратиться.

Если нет людей, кому хотелось бы открыться, но есть синяки от побоев, что-то болит (могут быть внутренние повреждения) – надо обратиться в травмпункт. При этом не обязательно рассказывать, кто избивал, где били и когда.

Медики по закону обязаны сообщить о травмах в полицию, а та – выяснять, кто бил ребенка.

Многие подростки боятся раскрывать ситуацию окружающим. Но боль и унижения не должны быть бесконечны.

Если нет желания обращаться за помощью куда бы то ни было, надо просто не скрывать своих телесных повреждений.

И школьные работники, и знакомые, соседи, неравнодушные люди обязательно это заметят и окажут помощь. Полиция, органы опеки сами во всем разберутся и защитят подростка, которого бьют.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выполнить любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму на нашем сайте
  • Или просто позвонить по номеру: 8 800 350-83-74

Статья за жестокое обращение с детьми

Наказание за жестокое обращение с ребенком неминуемо. Любые насильственные действия, которые причиняют физическую боль, предусматривают штраф до 30 тыс. руб., арест до 15 суток, обязательные работы до 120 часов. Ответственность за побои из хулиганских побуждений:

  • обязательные работы до 360 часов;
  • исправительные работы до 1 года;
  • ограничение свободы до 2 лет;
  • принудительные работы до 2 лет;
  • арест до полугода;
  • лишение свободы до 2 лет.

Если ребенку причинены телесные повреждения, пусть даже и легкие, то ответственность существеннее. Применяемые статьи УК РФ в этом случае зависят от тяжести повреждений. Степень тяжести телесных повреждений (внешних и внутренних) определяется на основании заключения судебно-медицинского эксперта.

Умышленное причинение физических или психических страданий несовершеннолетнему путем систематического нанесения побоев, насильственных действий наказывается по ст. 117 УК РФ. Мера наказания – лишение свободы на срок от 3 до 7 лет.

Помимо ответственности за боль, истязания, причинение вреда здоровью ребенка его родители или законные представители несут ответственность за жестокое обращение. За это предусмотрено наказание:

  • штраф до 100 тыс. руб. или в размере дохода виновного за период до года;
  • обязательные работы до 440 часов;
  • исправительные работы до 2 лет;
  • принудительные работы или лишение свободы до 3 лет с возможным лишением права заниматься определенной деятельностью до 5 лет.

Резюме

То, что ребенка бьют, всегда видно неравнодушным окружающим. Они в силах обратиться за защитой в различные структуры. Ответственность за избиение детей сурова.

Если вы не знаете, как лучше поступить в конкретной ситуации – куда именно обратиться за защитой прав ребенка или, наоборот, как снять с себя ложные обвинения, – наши юристы вам помогут.

Получить консультацию можно через чат сайта или позвонив нам по указанным номерам телефонов.

Источник: https://vitlprav.ru/ugolovnoe-pravo/kuda-obrashatsya-esli-roditeli-byut-rebenka/

Я избила свою дочь! мне стыдно и страшно

Дочь бьет мать куда обращаться

Дочь-подросток прогуляла школу, о чем матери сообщила классный руководитель, вызвав родительницу в учительскую и отчитав перед остальными учителями. После такого унижения моя подруга избила дочь «как собаку»…

1 6085 14 Июля 2016 в 15:58

Голос в телефонной трубке звучал глухо. Было слышно, как женщина делает затяжку и выдыхает сигаретный дым: «Со мной творится неладное. Не могу больше».

Дальше еще несколько минут я слушала ругательства вперемешку с рыданиями и всхлипываниями.

Потом отчаянное: «Избила ее как собаку! Позорит меня перед людьми! А сама мучаюсь теперь: я же люблю ее, она у меня единственный ребенок, ради нее живу! Ведь пашу как лошадь без выходных и праздников! Что со мной происходит?»

В процессе долгого разговора мне удалось понять, что все-таки приключилось. Дочь-подросток прогуляла школу, о чем матери сообщила классный руководитель, вызвав родительницу в учительскую и отчитав перед остальными учителями. После такого унижения моя подруга избила дочь «как собаку».

То, что нами управляет

Понять, что же произошло и почему идеальная мать подняла руку на своего ребенка, поможет тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Эта наука о человеке объясняет, что наше поведение, реакции на ситуации, образ нашего мышления зависят от внутреннего устройства нашей психики. Каждый из нас является обладателем определенного набора врожденных желаний и психических свойств.

Такой набор называется вектором. Всего векторов восемь. Героиня этой истории — носительница анального вектора.

Женщины с анальным вектором в потенциале — лучшие дочери, жены и мамы. Именно они в детстве чаще всего играют в куклы и домики, примеряя на себя роль будущих мам и хозяек.

Они от природы наделены такими качествами, как верность, заботливость, аккуратность и терпеливость. Именно для таких женщин семья и домашний очаг являются величайшими ценностями.

Они прекрасные рукодельницы, способные содержать дом в чистоте и уюте.

Сама природа анального вектора формирует у таких женщин навыки обучать и воспитывать детей, они легко и с удовольствием учатся, у них прекрасная память и способности к анализу. Внимание к деталям, усидчивость и способность запоминать большой объем информации делают из таких людей отличных специалистов в любой области. Они ответственны, порядочны и способны любое дело доводить до результата.

Люблю маму и обижаюсь на нее

Мама героини этой истории рано вышла замуж за мужчину, который пил и бил ее. Родив девочку и не вынеся побоев и тягот семейной жизни, она сбежала от него на край света, оставив трехлетнюю дочь до лучших времен с отцом и свекровью, бабушкой ребенка.

Лена росла красивым избалованным ребенком. Бабушка, в честь которой назвали внучку, души не чаяла в пухленьком ангелочке. Девочка была спокойной, послушной и любила книжки. Чувство защищенности и безопасности девочке обеспечивала добрая и рассудительная бабушка.

Когда мама вернулась, чтобы забрать дочь, Лене исполнилось 6 лет.

Красивая, стройная и все успевающая мама немедленно занялась воспитанием девочки: «Чего ты копаешься? Давай быстрее!», «Если не хочешь опоздать в школу, бегом натягивай колготы!», «Ну сколько можно ковыряться в каше?!», «Поправь ленточку! Ты же девочка, а не корова какая-то!», «Чего губу выпятила? Вечно хмуришься!», «Ну какая же ты упрямая!».

Мама у Лены — обладательница кожного вектора. Кожные люди наделены совершенно другими качествами, не характерными для людей с анальным вектором. Стильная и подтянутая кожная мама, которая чувствует время «кожей», для которой экономить эмоции так же естественно, как экономить время и деньги, превратила жизнь девочки в настоящее испытание.

Маму она боготворила и боялась. В хлестких, прямо в цель, замечаниях мамы всегда была обезоруживающая правда. Она, Лена, медлительная, не такая умная, не такая стройная и так далее.

Девочка изо всех детских сил старалась соответствовать маминым стандартам. Но природные свойства брали свое. Мама была недовольна обстоятельной и «ленивой» дочерью.

Лена обижалась, плакала, прощала маму, но продолжала помнить каждое мамино слово.

Дело в том, что наличие хорошей памяти в анальном векторе определяет не только то, что такие люди помнят все хорошее, что когда-то сделали для них другие. Они, как никто другой, способны ценить благородные поступки и любят благодарить за них. Хорошая память позволяет носителям анального вектора помнить и все плохое, превращая их в обидчивых и злопамятных людей.

Именно люди с анальным вектором трепетнее других относятся к таким категориям, как равенство и справедливость. Им свойственно ожидать от других похвалы и признания. Нехватку в признании их ценности и важности они воспринимают как обделенность. Детская обида на мать, спрятанная в глубокие уголки подсознания, осталась у Лены на всю жизнь.

Такие, как мы, предательств не прощают!

Мамины замечания не прошли даром. Из послушной девочки она превратилась в обаятельную и интересную девушку, которая привлекала к себе внимание яркой внешностью и умением поддержать любую беседу.

А дальше — институт, общага, любовь и голуби. Замуж она выскочила не по большой любви. Скорее, убегала из опостылевшего дома, где ее постоянно критиковала мама, так и не устроившая свою женскую судьбу.

Парень казался ей способным, деловым, амбициозным. Именно такими качествами наделяет людей кожный вектор. Она мечтала о том, как иначе — не так, как мама, построит свою жизнь. Мама еще увидит, как прекрасно все будет у Лены! Когда-нибудь вместо осуждения и разочарования она увидит в маминых глазах восхищение своей взрослой дочерью!

Через год замужества Лена родила дочь. Прекрасная мама и хозяйка, она с головой погрузилась в семейные хлопоты. Муж не оправдал надежд молодой жены. Дела на работе не клеились, он все чаще приходил домой за полночь и нетрезвым. Денег не хватало.

А потом Лена узнала, что у мужа есть подружка, с которой тот весело проводит время и на которую тратит большую часть своей и так небольшой зарплаты. Простить она не смогла. Развелись они быстро. Лена осталась одна с годовалой дочкой на руках и без средств к существованию.

Люди с анальным вектором — самые верные и преданные. Они способны полностью отдавать партнеру все лучшее в отношениях. И ждут взаимности и преданности со стороны партнера.

Для кожного мужа Лены было естественным компенсировать свои проблемы в социальной реализации через новые сексуальные отношения. Для такой женщины, как Лена, измена мужа стала настоящим предательством.

В ее представлении, он посмел посягнуть на самое ценное в ее жизни — на семью.

Было невыносимо просить помощи у матери, признать свою несостоятельность и согласиться с тем, что она — неудачница. Она забрала дочку и уехала на Север, в маленький городок, к тетке.

Заложники первого опыта

Какое-то время мы не виделись. Лена переехала обратно в Москву, быстро нашла работу. Специалистом она была превосходным, работы не боялась. Теперь ее главной целью в жизни стало поставить девочку на ноги, дать ей хорошее образование.

Лена появилась на пороге моей квартиры в шапке-ушанке, в пуховом пальто ниже колен, повязанном на шее толстом шарфе. Она стала какой-то другой.

Нет, не то чтобы сильно поправилась, еще вполне молодая женщина выглядела грузной, старше своих лет, больше теткой, чем той девушкой, какой я ее помнила. От легкости не осталось и следа.

На мою шутку про то, как она тепло оделась, я услышала: «А чего зад морозить? Это в вашей Москве бабы готовы ради мужиков с голыми ногами зимой шататься».

В каждой фразе сквозили обида на людей, обида на мужчин, горькое разочарование в людях и жалость к себе. С когда-то привлекательного и улыбчивого лица теперь не сходило выражение усталости и обреченности. Я была поражена тому, как грубо и жестко подвергались критике наши общие знакомые, сотрудники по работе, Москва, правительство и вся эта «дерьмовая» жизнь.

Люди с анальным вектором являются заложниками первого опыта. Обида на мужчину, который вслед за матерью не оценил ее верности, преданности, заботы, обратилась в обиду на весь мир.

Уже на вступительных лекциях тренинга «Системно-векторная психология» Юрий Бурлан объясняет слушателям, как склонность анальных людей к чистоте и порядку в случае сексуальной фрустрации (неудовлетворенности) приводит к обратному явлению — желанию «пачкать» словом, критиканствовать. Лена, умная и воспитанная женщина, «пачкала» все и всех вокруг, используя в разговоре «туалетную» лексику. Она, по-видимому, уже тогда находилась в глубоких фрустрациях.

Страшный способ выровнять биохимию головного мозга

Тот телефонный разговор случился через месяц после нашей последней встречи. Лена наказала дочь побоями. У девочки болели синяки и ссадины. У Лены болела душа. Она была напугана. Она совершенно не понимала, как это произошло. Как случилось то, что случилось?

Да, она и раньше срывалась на крик, когда занималась воспитанием дочери. Ведь понятно же, что из любви! Она жизнь прожила, она-то знает, как сложно вырастить из ребенка достойного человека! Дочь должна была понять, что мама права, что все, чему учит мать, — для ее же, доченьки, блага. Но сегодня она ее избила. К сожалению, такие истории встречаются в наше время нередко.

Существует такое понятие в Системно-векторной психологии Юрия Бурлана как геометрия наибольшего комфорта в каждом векторе. В анальном векторе — это квадрат с четкими и ровными линиями.

Любой перекос в конфигурации квадрата создает сильнейший дискомфорт в психическом состоянии анального человека. Появляется необходимость в выравнивании «биохимии головного мозга». Если его обидели, он мстит.

Если ему дали больше, чем он рассчитывал, он испытывает чувство вины.

Обида также может вылиться в склонность делать больно словами. Таким образом фрустрированные люди с анальным вектором пытаются компенсировать свою социальную или сексуальную неудовлетворенность. Но иногда потребность к вербальному садизму может перерасти в угрозу физической расправы. Мужчины с анальным вектором в таких состояниях избивают жен, женщины — детей.

Самым большим страхом для людей с анальным вектором является страх опозориться. Для моей подруги спусковым крючком стал унизительный момент в учительской. Публичный выговор за дочь, страх оказаться плохой матерью, плохое психическое состояние вылились в неуправляемую ярость, которая привела к жестокому физическому наказанию дочери.

Как укротить демонов

Женщины с анальным вектором от природы наделены всеми необходимыми свойствами для воспитания и обучения детей. Именно они, накричав на ребенка или ударив его, испытывают впоследствии жгучий стыд и мучаются угрызениями совести. Конечно, мы находим оправдания своим действиям, ведь нас когда-то тоже воспитывали и кнутом. Но ведь выросли людьми и родителей любим, и обид не помним.

Опасность заключается в том, что без знаний собственной психики мы блуждаем в потемках и можем совершить непоправимые ошибки.

Мощное либидо анального вектора, управляющее нами через подсознательное, толкает нас к действиям, которые мы сами впоследствии не можем объяснить.

Именно поэтому так часто напуганные мамы говорят: «Я не понимаю, как это могло случиться!», «Я не помню, что произошло!», «В меня демон как будто вселился!».

В анальном векторе фрустрации и обиды способны накапливаться годами. Они не исчезнут сами по себе. Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана показывает глубинные причины возникновения негативных состояний, а понимание этого открывает возможности для их преодоления.

С результатами людей, научившихся понимать себя и своих детей, можно ознакомиться здесь:

Кажется, что прошло 100 лет. А на самом деле полтора месяца. Отношения с ребенком поменялись полностью! Я теперь постоянно говорю ему, что я его люблю, что вечером мы обязательно встретимся, что он под моей защитой.

Я ожила. Свидетелем моих перемен были, как ни странно звучит, люди в автобусе, на котором я ездила на работу. Каждый день в одно и тоже время одни и те же люди.

Оксана Б. Читать полный текст результата Вечер. Мама и сын делают уроки. Но что-то неуловимо изменилось. Мы так же делаем то, что можно сделать за 15 минут, часами. Ребенок так же вертится на стуле как юла. У него так же в одно ухо влетает, в другое вылетает)). Рот у него не закрывается. Надо поговорить обо всем. А ты сидишь рядом и ловишь себя на мысли, что только всего каких-то несколько недель назад мы бы оба страдали. Сын — от испуга, от того, что мама его не любит, а мама — от чувства вины за свой крик, за свой гнев.

Всего каких-то несколько лекций — и все кардинально изменилось. Я стала спокойной, терпеливой. Я совсем перестала кричать на своего сына. Не кричу, и не хочется. Я хотела изменений в своей жизни, изменений в отношениях с сыном, особенно с сыном, — это я получила от прохождения тренинга по СВП. И получила намного больше, чем хотела.

Жанна Б. Читать полный текст результата

Регистрируйтесь на бесплатные онлайн-лекции «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана здесь.

Корректор: Наталья Коновалова

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/ja-izbila-svoju-doch-mne-stydno-i-strashno

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.